История развития велосипеда в картинках.

Чтобы облегчить смену колёс, на многих высококачественных шоссейных велосипедах устанавливается механизм,

Ещё не с нами?

Почему лучше зарегистрироваться

вход

Изобретение велосипеда

08 апреля 2009

|Владимир Орлов, Издательство ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия», 1946 год

Книга Владимира Орлова, изданная в 1946 году, наывается «Секрет изобретателя», и подробно рассказывает о волшебном изобретательском процессе. Здесь процитирована часть из второй главы, касающаяся велосипеда как одного из главных изобретений человека.

Иллюстрация: «Xtraordinary» —  большеколёсный велосипед с трансмиссией.
Источник: Life

«Сей же часник наречеся часомерье; на всякий же час ударяет молотом в колокол, размеряя и рассчитывая часы нощные и денные: не бо человек ударяше, но человековидно, самозвонно и самодвижно, страннолепно, никако сотворено есть человеческою хитростью, преизмечтанно и преухищренно…»

Летописец XV века об изобретений башенных часов с механической фигурой.

Мартышка и очки

Вот изобретатель почти у цели. Он уже столько передумал, перевоображал, столько измарал карандашом бумаги, что ясно представляет как движется каждой своей деталью его выдумка. Но в этой горячке творчества, в этой жажде достигнуть цели не обмануло ли его воображение? Да и как показать другим то, что он так явственно и неоспоримо видит перед собой? Надо испробовать изобретение на деле — строить модель.

Изобретатель крутит маленькую модель и радуется, восхищается легким ходом.

— Модель моей машины легко вращается от руки.

Рано радоваться! Ведь рука для малой модельки — это двигатель непомерной силы. Все равно, что для большой настоящей машины мотор в 500 лошадиных сил.

От модели, от замысла до законченной, действующей машины — долгая дорога.

Забот еще целый короб. Работа только начинается. Бывает, годами сидят конструкторы, перекраивают машину на тысячный манер, пока не «доведут» — не сделают простой, надежной и дешевой.

Простое дело носить очки. И если и были здесь у кого-нибудь затруднения, то, казалось бы, только у крыловской мартышки. Но триста лет подряд маялись конструкторы почище крыловской мартышки: никак не могли приладить очки к глазам.

Сначала очки прикрепляли к шляпе. Очки без шляпы — никуда. Если хочешь читать — нахлобучивай шляпу.

Затем очковые стекла вшивали в ременный поясок. Его завязывали на затылке узлом, словно карнавальную маску.

Потом оправляли стекда в железные кольца и соединяли их перемычкой. Поручалось, как бы пенсне, но без зажима. Приходилось быть немножко циркачом, чтобы читать в таких очках. При малейшем неверном движении они сползали с носа.

Наконец, в XVI веке нашлась хитроумная голова — догадалась цеплять их за уши. Получились современные очки. С тех пор прошло еще четыреста лет, но поиски продолжаются.

Очки прикрепляют к палочке, как маленький флаг. Получается лорнет.

Очки с зажимом сажают на нос, и они держатся на нем, как всадник на лошади: получается пенсне.

К очкам приделывают две пружины, словно две руки, и этими пружинами очки удерживаются за виски.

Очковое стекло зажимают в глазнице — получается монокль.

А недавно придумали новые очки, которые не сажают на нос. Очковые стеклышки закладывают прямо в глаза, под веки. Стекла прилегают к глазному яблоку и со стороны почти незаметны. Словно вовсе нет очков. Это замечательные очки. Они не беспокоят человека, не запотевают, не могут упасть и разбиться.

Простая машина велосипед: пара колес и рама. Ее знает, каждый, до последнего винта. Она нам такой же надежный и верный друг, как собака или лошадь.

И потому, быть может, так верна, так близка нам эта машина, что ее десятки лет «доводили», шлифовали, приглаживали, подгоняли к мельчайшим нашим нуждам.

Но об этом будет дальше рассказ.

Путь изобретения

Вообразите, тащит человек в квартиру гардероб. Тащит так: приподнял от земли  — переставил, приподнял — переставил. И так весь путь. Лезут глаза на лоб у человека от натуги — уф, тяжело. И смеются люди над недотепой: «От дурной головы ногам мучение — надо бы волоком или на тележке!»

Смеются люди, а не знают, что сами они таким же манером день-деньской напролет таскают трехпудовую тяжесть.

Именно так передвигают люди свое тело при ходьбе.

Пешеходов теперь снимают в кино. Можно, взяв киноленту, проследить на просвет кадр за кадром, как совершается каждый шаг. Пешеход приподнимает свое тело на одной ноге, и дает ему падать вперед, и тотчас же предупреждает падение, выставляя вторую ногу. Так повторяется при каждом шаге. Много мускульной силы тратится зря.

Шутка сказать: за день тысячи раз приподнять свое тело, тысячи раз его уронить, тысячи раз удержать на лету трехпудовую тяжесть. Недурно бы было возить ее на тележке!

Но вот задача: как самому поместить свое тело на тележке и самому же ее толкать?

Рассказывают, что задачу эту решил в 1813 году лесничий князя баденского, офицер и камергер барон Дрез (также встречается как Драйс, Дрейз). У этого дворянина была пагубная страсть: он слишком увлекался механикой.

С некоторых пор князю стали доносить, что Дрез пренебрегает обязанностями лесничего и придворного. Лесное хозяйство было запущено. Браконьеры пилили леса «его высочества». Неприятности посыпались на голову камергера.

Однажды князь, разгневанный очередным происшествием, в окно увидел Дреза. Барон и камергер безмятежно ехал по улице верхом на узкой деревянной скамеечке с двумя неуклюжими тележными колесами. Носками сапог он отпихивался от земли. Величайшее наслаждение изображалось на его лице. Нелепо перебирая ногами, он разгонялся изо всех сил, и тогда наступало упоительное мгновение — можно было задрать ноги кверху и катиться так, с разгону, в течение нескольких секунд. Дрез был счастлив. Он чувствовал себя победителем пространства.

Князю представились лесные угодья и браконьеры, пилящие леса. Он сел и подписал приказ о лишении Дреза звания камергера и княжеского лесничего.

Но Дрез только обрадовался. Теперь он мог вплотную заняться механикой и своей «беговой машиной». Он занялся конструированием разных механизмов. Изобрел мясорубку, пишущую машинку своей системы. Слава Дреза росла.

Года два спустя князь прочел в газете, что механик Дрез ездит на своей машине в четыре раза быстрее, чем всадник на лошади, что он демонстрировал свое изобретение Александру I, и русский император его весьма одобрил. Пришлось сменить гнев на милость. Дрезу присвоили звание профессора-механика.

Под конец жизни Дрез придумал железнодорожную тележку с ручным приводом — дрезину. В ее названии увековечено имя Дреза.

Он умер в славе и бедности.

Но если глубже копнуть историю техники, то и до Дреза найдутся изобретатели самоходных тележек, движимых человеческой силой. После гениального русского изобретателя Кулибина остались чертежи самоходного экипажа. Даже в более старых бумагах сохранился рассказ о том, как русский крепостной Шамшуренков построил самодвижущуюся тележку и на ней ездил. История велосипеда теряется в дали времен. И если что и досталось выдумать Дрезу, так это руль. Руль он придумал, несомненно.

«Беговые машины» входили в моду. Великосветские франты катались наперегонки, стараясь отталкиваться ог земли с возможным изяществом. За постройку машин взялись специальные мастерские.

В 1840 году английский механик Макмиллан чинил старую «беговую машину». Его сын колесил на ней по двору мастерской.

Парнишка приставал к отцу: нельзя ли продлить удовольствие ехать с разгону с поднятыми ногами, если как-нибудь ухитриться подвертеть на ходу ногами переднее колесо?

Отец подумал и решил, что можно. Он приделал к переднему колесу пару педалей, точно так, как сейчас устраивают педали в трехколесных детских велосипедах.

Сразу объявилась куча новых возможностей.

Оказалось, что можно и вовсе не касаться земли ногами на ходу. Машина не падала и не опрокидывалась.

Седок легко поддерживал равновесие: колеса вертелись, как гигантские волчки, накренить их было трудно. Новая машина оказалась куда быстроходнее машины Дреза. За один широкий оборот педалями большое колесо проделывало длинный путь.

Азартные гонщики мигом раскусили эту хитрость. Они старались делать колеса побольше, тогда один оборот педалями уводил их машину далеко вперед.

В 1845 году француз Мишо приделал к машине тормоз и окрестил ее велосипедом. Но американцы величали ее по-иному. Они называли велосипед «костотрясом». Машина была тряской, тяжелой и имела непомерно тугой ход. Велосипедисты возвращались с поездок больными. Не спасали и литые резиновые шины, введенные в 1865 году французом Тевенсоном. Они только увеличили вес колес.

Англичане принялись облегчать велосипед. Мадиссон (1867) и Каупер (1870) заменили тяжелые, почти тележные, деревянные колеса металлическими. Легкий стальной обод охватывал сверкающий венчик тонких, как вязальные, стальных спиц.

Наконец-то азартные гонщики смогли размахнуться во всю ширь, увеличить до предела диаметр ведущего колеса. Появились чудовищные велосипеды. Над величественным, в рост человека, ведущим колесом возвышалось узенькое сиденье. Маленькое заднее колесо мельтешилось сзади, словно паж за шлейфом принцессы. У прохожих захватывало дух пра встрече с велосипедистом, мчавшимся во весь опор на огромном колесе-ходулях. Не всякий решался влезать на такой велосипед.

Не всякий смог бы катиться быстро. Надо было иметь ноги футболиста, чтобы крутить тугие педали.

Велосипед стал забавой спортсменов-храбрецов.

Но в 1869 году француз Сирурен посадил велосипедные колеса на шариковые подшипники.

До тех пор они почти не применялись в машинах. Новинка дала замечательный эффект. Ход велосипедных колес стал легчайшим. Спрос на шарико-подшипники так возрос, что вскоре пришлось построить специальный подшипниковый завод.

Оставалось сделать велосипед безопасным: снизить его высоту и при этом не потерять в скорости. Это сделал в 1884 году англичанин Хамбер. Он устроил всем известную цепную ускоряющую передачу.

Педали вертели большое зубчатое колесо. Цепь вела маленькую зубчатку, у заднего колеса. Ведущим пришлось сделать заднее колесо, иначе цепь мешала бы рулить. За один оборот педалями ведущее колесо делало несколько оборотов. Можно было уменьшить диаметр велосипедных колес, не проигрывая в скорости.

Фирма «Старли и Сетон» стала выпускать приземистые, безопасные велосипеды, доступные всем. Велосипед становился вещью массовой. Но над ним попрежнему тяготела обидная кличка «костотряс».

Наконец велосипед обули. Это сделал в 1890 году английский ветеринар Данлоп.

Данлоп лечил коров и лошадей и знать не знал, что изобретает воздушные шины и навеки войдет в историю техники. Случилось это так. Данлоп на досуге попробовал улучшить велосипед своего сына и подверг его маленькой хирургической операции.

Данлоп разрезал садовый шланг-кишку, свернул его в два кольца и искусно срастил концы. Затем он уложил его по ободу велосипедных колес и надежно там укрепил, обмотав бинтами. С кишками ветеринар отлично умел обращаться. Железная лошадка пошла на резиновых подковах. Мальчишка с комфортом стал ездить по городу, не подозревая, что катает в дорожной пыли одно из крупнейших изобретений конца прошлого века.

Велосипедисты один за другим пробовали велосипед сына Данлопа и восхищались мягкостью хода. Только после этого Данлоп взял патент.

Производство велосипедов развернулось в мировом масштабе. В те времена уже успел накопиться немалый опыт массового производства. Массово производилось оружие, массово производилась сельскохозяйственные машины. Фабриканты велосипедов широко использовали этот опыт.

Армия изобретателей и конструкторов взялась за велосипед. В 1896 году в Англии выдали 30 000 патентов на изобретения, 5000 из них касались велосипеда!

Англичане, американцы, русские, французы трудились над велосипедом: отрабатывали, доводили до совершенства каждый винтик, каждую гайку.

В 1897 году велосипед снабдили последним серьезным усовершенствованием. Француз Моро придумал механизм свободного хода. Так велосипед стал велосипедом.

Слов нет — долгий путь. Но зато изобретение получилось на славу.

С тихим шелестом пролетает мимо нас блестящая машина — зависть мальчишек, гордость конструкторов. Деталей в ней немного, но каждая деталь — жемчужина конструкторского искусства. Спросите конструкторов мнение о велосипеде, и каждый ответит: «клад!». Они многое взяли из этого клада и многое возьмут еще.

Машиностроители взяли от велосипеда подшипники, автомобилисты — шины, авиастроители — раму.

Когда Герой Социалистического Труда конструктор Шпитальный построил свой сверхпулемет, его крепко подвели пружины.

Пулемет работал с такой сумасшедшей скоростью, что пружины вдребезги разлетались, как стеклянные. Меняли закалку, меняли металл — ничто не могло помочь. Изобретатеяь ночи напролет работал в мастерской, решая мудреную «пружинную» задачу.

А решение лежало тут же, в хламе. Шпитальный рылся в куче металлического старья и наткнулся на велосипедное седло. Оно честно закончило свою трудовую жизнь — обивка была стерта, но пружины жили, сохраняли свою упругость. Пружины были витые.

Они были свиты из многих отдельных стальных волосков, как стальной канат, и в этом таился секрет бессмертия пружин. Шпитальный поставил такие пружины в свой пулемет, и они выстояли.

Когда работает пулемет Шпитального, вспышки выстрелов сливаются в одно негаснущее пламя, словно жало паяльной лампы. Звуки выстрелов сливаются в один победный рев, словно дробные капли ливня в гремящую струю.

Так работает пулемет. И велосипед помогает ему в его тяжелой работе.

Изобретения делаются таким количеством людей, что порою трудно сказать, кому принадлежит изобретение. Но известны в истории великие изобретатели с большими именами.

Событие

0
joe
21 мая 2013

«Москва велосипедная» проводят конкурс сумасшедших велокостюмов :)

Авторы лучших работ примут участие в праздничном велозаезде, который телеканал «Дождь» устроит 30 июня, а самого сумасшедшего ждёт поездка в Европу на двоих.

Будь в курсе!

0
18 сентября 2011

18 сентября16:00, 17:30 — День открытых дверей в музее веломобилей19 сентября19:00 — Лекция «Smart City: теории и практики создания умного города»20:00 — Предпремьерный показ фильма о велосипедном путешествии из России в Португалию участников проекта Let’s Bike It!

0
27 мая 2011

Обсуждение проблем, связанных с велосипедным транспортом, с президентом «Велотранспортного союза» Игорем Налимовым, куратором проекта по развитию велодвижения в России Let's bike it Владимиром Кумовым, и координатором исследовательской темы «Общественное пространство» института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» Федором Новиковым.

0
24 мая 2011

25−летняя англичанка Сара Оутен (Sarah Outen), совершающая одиночное кругосветное путешествие, вчера вечером добралась до Астрахани — последнего города в Европе на её маршруте.

0
19 мая 2011

Улучшенная трасса длинной 850 метров с перепадом высот до 100 метров уже была опробована сильнейшими мтб райдерами на первом этапе Кубка Сибири и Чемпионате который пошел в Новосибирске в прошлом году.